Главная » Отдел журналистских расследований » «Филькина грамота»-новый проект Сберба...

«Филькина грамота»-новый проект Сбербанка?

  «Кто берет в долг, приобретает печали.» 

 Торквато Тассо

 

      В России говорят: «Долг платежом красен».  Да и кто из нас не брал или не давал в долг? 

Однако последствия некоторых долгов бывают труднопредсказуемыми 

 Именно поэтому сегодня мы хотим рассказать Вам о проведенном нами очередном журналистском расследовании, поводом к проведению которого послужило обращение супруги ранее осужденного Роберта Ана – бывшего бизнесмена, в свое время, в начале двухтысячных годов, поднявшего из руин лесообрабатывающий завод в Карелии, обеспечившего теплом и рабочими местами целый поселок.   

На протяжении всей судебной эпопеи Ольга Ан, находилась рядом с мужем, и если бы не ее деятельное участие в его судьбе, то мы не исключаем, того, что Роберт Ан до сих пор бы находился в местах не столь отдаленных. Ну а с учетом его состояния здоровья мы не исключаем и возможный летальный исход в случае, если бы он отбывал наказание, в пределах сроков изначально назначенных ему к отбытию, и которые в последующем были снижены вышестоящими судами при пересмотре этого дела.  

   В настоящее время часть обвинений с Роберта Ана сняты, по большинству из них он был оправдан, а по эпизоду, по которому он все-таки был признан виновным, Роберт Ан уже отбыл наказание, назначенное ему судом, и находится дома, в кругу своей семьи.  

       Однако борьба Ольги за честное имя мужа продолжается, она несмотря ни на что продолжает искать правды в наших судах. Но не об этом деле конкретно, нам хотелось бы рассказать сегодня. Если рассказывать о нем здесь и сейчас, то нам понадобиться не один час, чтобы донести до вас все его перипетии.  Возможно, в будущем мы отдельно расскажем аудитории нашего СМИ обо всех аспектах этого дела. 

Суть же обсуждаемой нами сейчас истории в том, что в настоящее время определением арбитражного суда республики Карелия от 17 мая 2019 года установлены требования о взыскании с Роберта Ана в пользу Сбербанка России 622 000 долларов США.  

Указанные денежные средства, как это следует из определения суда, являются невозвращенными кредитными средствами, по валютному ссудному счету, полученными Робертом Аном 24.05.2006 года.  

Все бы хорошо, долги надо отдавать, какие могут быть сомнения в этом? Но… Вот тут и начинается уже эта запутанная история.  

 

Здесь мы вынуждены сделать отступление, и вернуться к уголовному делу в отношении Роберта Ана Как это следует из материалов дела: изначально Роберта Ана обвиняли в совершении трех преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 174.1 УК РФ, а также в совершении трех преступлений предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ а именно в мошенничестве, то есть хищении чужого имущества путем обмана в особо крупном размере, и в совершении одного преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК РФ. 

Ввиду явной несостоятельности обвинения 08.04.10 в суде первой инстанции Роберт Ан был оправдан по трем эпизодам обвинения, по ч. 2 ст. 174.1 УК РФ, а именно в легализации (отмывании) денежных средств в крупном размере. 

В последующем в суде кассационной инстанции 21.06.10, Роберт Ан был оправдан и в злоупотреблении полномочиями якобы имевшим место быть в ходе своей работы в ООО «Мактачи», т.е. по ч. 1 ст. 201 УК РФ. 

Однако  нам необходимо уточнить, что в  связи с предьявленными Роберту Ану обвинениями он был задержан и в периоды  с 27 сентября 2007 года по 26 сентября 2008 года, а затем с 13.03.2008 по 17.04.2008 года — находился под стражей, а в последующем, до решения суда по делу, Роберт Ан, в период с 18.04.08 по 07.04.2010 года находился под домашним арестом, после чего он вновь был взят под стражу. 

 

Параллельно этому делу 04.06.2009 по обращению ПАО Сбербанк во Всеволожский городской суд Ленинградской области с иском к Роберту Ану и к его поручителям, среди которых была и его жена Ольга Ан, с них была взыскана задолженность по кредитному договору от 24.05.2006 в размере 662 000 долларов США, в рублевом эквиваленте составившая чуть больше 15 000 000 рублей.  

Как это обычно бывает по итогам этого судебного решения, судебными приставами были заведены исполнительные производства, как в отношении заемщика Роберта Ана, так и в отношении его поручителей. 

 

В ходе исполнительного производства в отношении Ольги Ан, спустя много лет в ноябре 2017 года, на основании ответа из Сбербанка России, выяснилось, что в тот момент когда ее муж Роберт Сергеевич находился в СИЗО, 21 ноября 2007 года, между Сбербанком России и Робертом Аном был заключен кредит на потребительские нужды, от имени ее мужа, а также был открыт рублевый счет на его имя, ровно на ту же сумму – составляющую чуть больше пятнадцати миллионов рублей, установленному решением Всеволожского городского суда Ленинградской области от 04.06.2009, согласно которому была взыскана задолженность по кредитному договору от 24.05.2006 в размере 662 000 долларов США.  

Согласно этому ответу, стало известно, что кредит на сумму 15 198 203 рубля 10 копеек по рублевому ссудному счету закрыт в мае 2011 года, в связи с внесением на него 24.05.2011 года дифференцированного платежа. 

На основании полученных документов приставом было принято решение о прекращении исполнительного производства в отношении Ольги Ан, в связи с отсутствием у нее какой-либо задолженности.  

В отношении же Роберта Ана по его исполнительному производству, его приставом исполнителем подобная информация не запрашивалась, а исполнительное производство в отношении Роберта Ана было прекращено 19.03.19 в связи с признанием его банкротом. 

 

Несмотря на данные обстоятельства, и представленные суду сведения о погашении задолженности, арбитражный суд республики Карелия в своем определении от 17 мая 2019 года, посчитал, что деньги никто Сбербанку России не возвращал, при этом суд сослался лишь на пояснения представителей ПАО Сбербанк о том, что указанные справки некорректны и обусловлены техническими особенностями программного обеспечения банка и ведением учета погашения долга по валютному кредиту.  

Из пояснений в суде представителей Сбербанка России в частности следует, что на основании решения Всеволожского городского суда Ленинградской области от 04.06.2009 в программном обеспечении банка произведены необходимые действия по конвертации договора из иностранной валюты в валюту Российской Федерации, в котором сумма к погашению указана в рублях. В банковских программах для отражения рублевого эквивалента был заведен дублирующий договор № 5542/06/00554, в отношении валютного договора сделаны внутренние проводки банка о его погашении, хотя реального погашения не было. Справка об отсутствии задолженности Ана Р.С., выдана служащим ПАО Сбербанк, не имеющим доступа к внебалансовым счетам банка.  

 

По мнению же Ольги Ан, принятию этого решения предшествовали события, напрямую связанные с уголовным преследованием ее мужа. Ольга рассказала журналистам о своих предположенияхв частности о том,  что в сентябре 2007 года,  когда Роберта арестовали, то перед лицами, инициировавшими его уголовное преследование,  видимо встал вопрос о выведении его имущества из под залога у Сбербанка России. В связи с тем, что ее муж находился в тюрьме, то платежи по взятому Робертом кредиту в банк не поступали, и его кредит становился проблемным для банка, что автоматически означало бы переход залогового имущества в собственность банка. А стоимость собственности, со слов Ольги Ан, была значительна, и многократно перекрывала все имеющиеся долги ее мужа. 

По предположениям Ольги: видимо именно с целью захвата имущества, принадлежащего Роберту, 21.10.2007 в тот момент, когда ее муж сидел в тюрьме, этими лицами и был создан фиктивный кредитный договор отличающийся от настоящего лишь точкой в конце его нумерации и датой его заключения, на основании которого и был открыт рублевый счет имеющий абсолютно идентичную нумерацию с долларовым счетом.  

При этом Ольга предполагает, что долларовый счет этими же лицами был закрыт, путем внесения на него дифференцированного платежа, наверное, как считает Ольга для того, чтобы у Сбербанка России не возникло оснований для изъятия имущества, находящегося под залогом.  

Куда подевались эти деньги неизвестно, со слов представителя и сына Роберта Ана – Владислава,  Сбербанк отказывается предоставить какие-либо документы, ссылаясь на технические причины, заявляя о том, что за давностью лет документы по кредиту уничтожены, и счет существует только в электронном виде.  

 

Анализируя заявления обоих сторон, мы так и не поняли, почему представители Сбербанка России так и не смогли объяснить в суде: каким образом несмотря на то, что решение Всеволжского городского суда Ленинградской области было принято 04.06.2009, в Сбербанке  дублирующий договор

№ 5542/06/00554 для отражения рублевого эквивалента был  заведен 21.11.07 года, т.е. задним числом?  

    Поскольку данный счет заведен все-таки в 2007 году, то, где тогда в настоящее время находятся документы, на основании которых он был заведен? Где документы за подписью Роберта Ана, который дал бы свое согласие на его открытие?  Ведь все подобные документы согласно требованиям закона, хранятся до полного погашения задолженности по кредиту. 

Так куда делись эти документы из Сбербанка? 

И как Роберт Ан 21 ноября 2007 года сумел подписать соответствующий кредитный договор, будучи под стражей? 

 

Вообще позиция Арбитражного Суда республики Карелия вызвала у журналистов очень много вопросов.  

Вопросы таковы:  

— почему в суде представленные справки, свидетельствующие о погашении кредита, выданные уполномоченным на то лицом Сберегательного банка, обязанного кстати выдавать достоверные сведения - об отсутствии задолженности по кредитному договору, не были приняты судом во внимание?  

— на основании чего указанные официальные документы, выданные Сбербанком, были признаны судом как некорректные, содержащие недостоверные сведения и не подтвержденные иными доказательствами о погашении задолженности 

— если это так, то какими документами по мнению суда любому должнику можно подтвердить погашение задолженности, если они за давностью лет уничтожены и их невозможно получить?  

 

Ведь, если следовать логике суда, то получается, что Сбербанк выдает людям документы, которые являются по сути своей ничем иным, как «филькиными грамотами»?  И какова тогда должна быть степень доверия у простых граждан к подобным документам, выдаваемых уважаемым и самым значимым Банком в России?

   Ведь получается, что любой житель России, который когда — либо брал кредит в Сбербанке и выплативший его, может быть подвергнут повторному взысканию уплаченного им кредита всего лишь на основании голословного заявления о существовании неких виртуальных данных Сбербанкаи игнорировании официальных документов о погашении кредита выданных самим Банком?   

Поскольку Сбербанк России так и не смог дать ответы на эти вопросы в зале суда, а суд не захотел услышать соответствующие вопросы, то может быть Центробанк России, и иные компетентные органы смогут как-то разъяснить подобную игру со счетами, заводящимися задним числом, по мановению чьей-то злой волшебной палочки? 

 В настоящее  время нашими журналистами публикуется подробный видеорепортаж по этой истории. 

 

 

 

 

В связи с проведенным журналистским расследованием наша редакция направляет журналистский запрос в Центробанк РФ, Сбербанк РФ, в судебные и правоохранительные органы именно с целью прояснения возникших у нас вопросов, относительно выдачи  ПАО Сбербанк оспоримых и несостоятельных документов гражданам — клиентам Сбербанка России.  

Точку в этом деле ставить не нам, мы всего лишь показали зрителям то, что мы увидели в ходе проведенного нами журналистского расследования, и высказали свое мнение.  

Мы продолжим следить за судьбой Роберта и Ольги Ан, и их деле, и обязательно сообщим Вам об итогах его рассмотрения.  

 

«Долг — это любовь к тому, что сам приказываешь себе. Долг — начало рабства, даже хуже рабства, потому что кредитор неумолимее рабовладельца: он владеет не только вашим телом, но и вашим достоинством и может при случае нанести ему тяжкие оскорбления» говорил когда-то Виктор Гюго.  Но когда-то французский ученый Пьер Буаст выразился: «Тот, кто нарушает договор, освобождает от всякого обязательства другую сторону». 

 

Авторы материала просят считать этот видеорепортаж и статью о журналистском расследовании – открытым обращением в административные и правоохранительные органы, в том числе в Центробанк РФ, Сбербанк РФ, Следственный Комитет России, Федеральную Службу Безопасности РФ, в Верховный Суд РФ, в Генеральную Прокуратуру РФ по всей изложенной в них информации.    

 По мнению редакции, при вынесении данного определения суда были проигнорированы положения норм основного Закона страны - Конституции Российской Федерации, а именно ч. 1 ст. 19, согласно которой все равны перед законом и судом. В связи с чем редакция СМИ этой публикацией обращается в компетентные органы для восстановления нарушенного права.  

 

      Здесь и сейчас мы не будем высказываться о чьей-то виновности, или о злом умысле кого-либо из должностных лиц, мы всего лишь задаем вопросы компетентным лицам, и надеемся получить у них прямые и честные ответы. И речь здесь не идет о деле конкретного Роберта Ана, отдал он или не отдал кредит, не суть важно. 

 Важно другое: почему Сбербанк выдает несостоятельные документы? На месте Роберта Ана может оказаться любой из нас, и как нам быть в этой ситуации? 

 

Авторы материала: Сергей Устюжанин и Георгий Алпатов.  

Материал подготовили:

Сергей Кузин, 

Алексей Мартынов,

Станислав Круглов,

Диана Волкова,

Александра  Кравченко

 Лана Румянцова

и другие сотрудники ОСЖР.

 

Добавлен видеорепортаж  20.07.2019  года

Поделиться в соц. сетях

0

Комментировать