«Тот  прав, у кого больше  прав!» 
народная пословица

Примечание редакции: В настоящее время журналистам сообщили, что после публикации этого материала уголовные дела в отношении Рамиля Тугиева — были прекращены за отсутствием состава преступления в его действиях. Полное отсутствие какого либо состава преступления в действиях отца в этих событиях со нам, как судебным журналистам было ясно изначально, поэтому мы вынуждены признать обоснованность самых худших наших предположений о деятельности как и СУ по Ульяновской области, так и иных должностных лиц правоохранительных органов этого региона.

Редакция готовит новую публикацию по произошедшим событиям.

«Следствие и правосудие являются такими институтами, от качества работы которых зависит качество жизни в стране.
Следствие неправое и недоброе — это как лекарство, которое вместо того, чтобы помогать организму и защищать его от болезни, помогает болезни бороться с организмом.

Несправедливое, предвзятое, непрофессиональное следствие не только приводит к тому, что на скамью подсудимых и в учреждения уголовно-исполнительной системы попадают невиновные, но и разрушает семьи, меняет судьбы, взращивает и укрепляет в головах огромного числа людей — родственников, соседей, друзей, коллег незаконно привлеченных к уголовной ответственности либо, напротив, не нашедших защиты от преступлений в следственных органах — мысль о том, что в их родной стране нет справедливости. «

http://zagr.org/1582.html

Именно это было сказано 29 февраля 2016 года в помещении Общественной палаты РФ, где прошел организованный «Комитетом за гражданские права» круглый стол по теме «Общественная оценка защиты прав граждан при проведении предварительного следствия».

Было также сказано о том, что:

«… Современное российское следствие страдает не только предвзятостью и непрофессионализмом; среди его бед — и разгильдяйство, и некомпетентность, и показуха, и агрессивный правовой нигилизм, и многое другое. Еще одна опасность кроется в том, что следствие идет по пути упрощения и примитивизации следственного процесса.

Разумеется, все это не умаляет труд тех тысяч и тысяч профессионалов, для кого офицерская честь, профессиональная совесть, государственные и общественные интересы — отнюдь не пустой звук. Однако в современном российском следствии тон задают отнюдь не они.
Фабрикация уголовных дел и фальсификации доказательств достигла угрожающих масштабов, грозящих национальной катастрофой.

Гражданин, оказавшийся в силу разных причин фигурантом уголовного дела, становится абсолютно беззащитен перед органами следствия.

К сожалению, примеров этого более, чем достаточно. Внимание общественности привлекли появившиеся в СМИ и Интернете записи с сотового телефон следователя Можайского ОВД Анастасии Баряевой, где та откровенно делилась с коллегой подробностями фабрикации уголовного дела против двух невиновных мужчин, осужденных на 7 и 8 лет. И таких случаев многие тысячи.

Качество работы предварительного следствия привело к тому, что и президент, и генеральный прокурор говорят о 30% невиновных, находящихся в колониях. При этом немало невиновных осуждены на условные сроки. Многие виновные осуждены по более тяжким преступлениям, чем они совершили в реальности. «

http://zagr.org/1582.html

Кто может что-то возразить на это?

На этом «круглом столе» Общественной палаты также говорили о том, что:

«….Нередки случаи, когда граждане уже фактически находятся под арестом, будучи еще формально в статусе свидетеля. У них сразу при начале обыска отбирают все средства связи с единственной целью — лишить возможности связи с защитником. Затем, после проведения обысков, не предъявляя никаких повесток, таких лиц силой везут на допрос к следователю, где фактически арестованному человеку не предоставляют никакого адвоката, так как он еще пока формально находится в статусе свидетеля. Помощью адвоката, да и то, чаще всего, приглашенного следователем, он может воспользоваться только при переводе в статус обвиняемого.

Мера пресечения зачастую избирается не на основании критериев, установленными УПК РФ, а в зависимости от того, готов ли обвиняемый признать свою вину. Суды не проявляют критического отношения к доводам следствия об избрании меры пресечения, о которой ходатайствует следователь, не обращая никакого внимания на доводы обвиняемого и его защиты. В таких условиях следователь манипулирует возможностью избрать меры пресечения по своему усмотрению, с целью добиться от обвиняемого нужных следствию показаний, в том числе оговора других лиц.

Мы констатируем, что гражданин, ставший обвиняемым по уголовному делу, как правило, не может избежать обвинительного приговора, а если он находился под стражей, то и реального срока независимо от того, виновен он в инкриминируемом преступлении или нет.

Во время предварительного следствия, ни обвиняемый, ни его защитник не имеют доступа к материалам уголовного дела с целью представить доказательства защиты. Доступ к уголовному делу обвиняемый и его защитник получают только во время выполнения статьи 217 УПК РФ, то есть когда обвинительное заключение уже сверстано, и судьба человека уже предрешена. Все большие масштабы приобретает практика, когда следователь отклоняет все ходатайства защиты, даже не пытаясь их оценивать, опираясь на формулировку о том, что «следователь является процессуально независимым лицом». При этом, он отклоняет даже ходатайства, поданные в рамках статьи 159 УПК РФ, которые он обязан разрешить, в том числе по проведению допросов и очных ставок.

Злоупотребление мнимой процессуальной независимостью следователя, за которой на самом деле кроется жесткая встроенность следователя в процессуальную судебно-следственную вертикаль, делает невозможной эффективное обжалование его действий.

В то же время двойной стандарт, проявляемый следствием, приводит к тому, что при совершении реальных преступлений, следствие не возбуждает уголовные дела, и добиться оценки представленных доказательств либо сбора таких доказательств оказывается практически невозможно.»

http://zagr.org/1582.html

Наши журналисты часто пишут о том, как они наблюдают подобное в реальности. Очень часто сотрудники полиции или Следственного Комитета РФ пытаются вмешиваться в гражданско- правовые отношения. И мы обоснованно предполагаем, что это происходит не из бескорыстных мотивов.

Необоснованное вмешательство правоохранительных органов в гражданско — правовые отношения происходит часто сознательно, с «завуалированием » целей вмешательства под необходимость проведения мероприятий доследственной проверки или даже под расследование уголовных дел. Лицо, не уверенное в своей правоте и возможностях( например выиграть имущественный спор либо получить правовыми путями контроль над ребенком )в порядке гражданского судопроизводства, иногда использует связи и иные незаконные способы для привлечения на свою сторону публичной власти. Тогда мы и сталкиваемся с не основанными на законе действиями должностных лиц следственных органов или полиции по установлению гражданских прав и обязанностей с использованием своих властных полномочий.

На наш взгляд характерный пример этому описан нами http://sudebniy-reporter.ru/sledstvie-dlya-pristavov-chego-ne-sdelaesh-dlya-druga/ Ведь если в гражданском процессе ( и исполнительном производстве) каждая сторона обязана самостоятельно предоставлять доказательства своей позиции, а в случае уголовного процесса – в отношении обвиняемого возбуждается уголовное дело, которое может очень серьезно ограничить этого человека в его законных правах и возможностях защиты своих гражданских прав, а кроме этого- против этого человека выступает вся государственная машина.

Мы не верим, что хоть в каком бы то ни было случае такие вещи делаются бескорыстно.

Но вы, наши уважаемые читатели, можете представить себе: через какое «хождение по мукам» приходится пройти той стороне, против которой предпринимаются такие действия?

И это при том, что например в вышеописаной истории Тугиевых ребенок и папа НЕОДНОКРАТНО проходили исследования, обследования, экспертизы и иные следственные мероприятия, которые по словам очевидцев- показали недостоверность заявлений бывшей жены. Публикация об этом http://sudebniy-reporter.ru/voskresshij-iz-mertvyx/ Совсем недавно журналисты наблюдали, как добровольно явившегося в очередной раз в отдел полиции и следственный отдел Рамиля Тугиева пытались взять под стражу, но суд отказал в этом следователю. Как понимать такое поведение следователей?

Сегодня нам позвонили в редакцию родственники Рамиля Тугиева, отца Артура

Процитируем то, как описывают в социальных сетях Димитровограда задержание отца и сына Тугиевых, Рамиля и Артура:

» Благодаря бдительности сотрудника ООО Поликлиника Лекон сегодня(з0 января 2018 года) в 9.00 был задержан Тугиев Р.Г.

Рамиль Тугиев приехал в поликлинику на прием к врачу, так же с ним был сын Артур. После приема отец надел маску, по рации личный водитель сообщил, что на улице никого нет.

Пока они были на приеме, сотрудник медучреждения позвонил в полицию, которая среагировала оперативно вместе с прокуратурой и ДПС.
Им моментально перекрыли дорогу 5 машин.

Об этой истории уже знает вся страна. Только в нашем паблике был с десяток публикаций, вот одна из них, составленная со слов мамы мальчика, которую он не видел уже 2 года:»

Мы добавим к этому сообщению достоверные подробности. В течение двух лет отец-Рамиль Тугиев вместе с ребенком Артуром Тугиевым «оббивали пороги» Следственного комитета — в нескольких регионах и центральном аппарате, требуя принять надлежащие меры по сообщению ребенка- малолетнего Артура Тугиева о противоправных действиях его матери и ее сожителя. Подробности этого наши читали видели в предыдущих материалах по этому делу Тугиевы -отец и дети-Артур и Ильмир собирались в поехать на прием в Генеральную Прокуратуру для обращения к должностным лицам Генеральной прокуратуры и подробного рассказа о творящемся в отношении них правовом беспределе. Отец собирался подать заявление о бездействии правоохранительных органов по сообщению Артура о преступлении в отношении него и о разглашении бывшей женой- Макаровой информации об усыновлении Ильмира.

Кроме этого в ближайшее время Рамиль Тугиев вместе со своим ребенком Артуром Тугиевым должен был идти на личный прием к Председателю Следственного Комитета РФ с рассказом о том правовом беспределе, который творился в отношении его ребенка. К сожалению Рамиль Тугиев, постоянно являвшийся в следственный отдел по г.Димитровограду — сообщил о своих планах следователям. На наш взгляд мы предполагаем, что с его стороны сообщать им такое было очень глупо и непредусмотрительно, особенно учитывая гуляющие по Димитровграду слухи о занесенной в следственные органы за вмешательство в гражданско-правовые отношения круглой сумме( которая по словам некоторых жителей города составляла около миллиона рублей).

Но теперь мы вынуждены предположить. что очевидно Рамиль Тугиев верил в честность должностных лиц- совершенно зря. Если следственные органы на наш взгляд — откровенно «лепили» дела о якобы самоуправстве и похищении ребенка, то чего было от них ждать? Что было ожидать от тех, кто прекрасно зная, что ребенок жив и здоров и по собственному желанию находится с отцом, который обращается для его защиты в правоохранительные органы, делали вид, что они этого не понимают? Правда удобная позиция для должностного лица: якобы не понимать?

Отец рассказал журналистам, как Тугиевы задержались в Димитровграде из-за внезапной болезни маленького Артура, ( из-за летних действий его матери Рамиль Тугиев не смог нормально провести летний отдых и лечение на море, видимо именно поэтому Артур и простудился) и вместо поездки в Генеральную Прокуратуру России отец с сыном поехали в поликлинику для лечения ребенка. Однако родственники отца рассказали журналистам, как налетевшие туда должностные лица потащили больного ребенка в отдел полиции. где содержали его более 4 часов, не давая отцу ни вызвать «скорую помощь», ни оказать медицинскую помощь ребенку. Отец рассказал журналистам, как сначала у ребенка брали отпечатки пальцев, а потом его более двух часов допрашивал следователь, которому ребенок повторил то, что неоднократно рассказывал ранее на допросах: о том как в отношении него применяли насилие сожитель матери и сама мать.

Это вообще нормально? Судя по тому, что рассказали журналистам очевидцы событий, вырисовывается такая картина: отец приехал с заболевшим ребенком в поликлинику к врачу, а вместо медицинской помощи какая-то….. звонит в полицию для обеспечения вмешательства в гражданско-правовые отношения? Приехавшие должностные лица полиции, следственного комитета, ФССП тащат больного ребенка в отдел полиции и держат там его несколько часов?

И почему приехавший представитель отдела опеки, несмотря на прямые заявления ребенка о том, что в отношении него совершали противоправные деяния именно мать и ее сожитель, пишет в суд совершенно не соответствующие действительности документы? Как это все понимать??? Более того зададим вопрос: почему судебное заседание — со слов очевидцев- проходило без прокурора, если там были интересы малолетнего ребенка?

А ведь такое вмешательство в гражданско-правовые отношения в подобном случае может привести к очень серьезным негативным, а возможно и непоправимым последствиям для ребенка. В результате суд, прошедший без присутствия прокурора, принял решение о помещении ребенка в детское учреждение. Ребенка разлучили с отцом. Как это соответствует закону?

Теперь, после того как ребенка отобрали у отца и поместили в так называемый социально-реабилитационный центр «Радуга», посмотрим к чему все это приведет.

И давайте постараемся понять и осознать происходящее. Получается из-за действий должностных лиц ребенок( вопреки его желанию и просьбам о защите) должен фактически оказаться на совместном проживании с бывшим сожителем, ныне мужем его матери, про насилие и иные противоправные деяния со стороны которого он рассказывал этим же должностным лицам?

Это как вообще понимать?

Иные объяснения такому вмешательству в гражданско-правовые отношения, кроме личной заинтересованности должностных лиц, кто-то нам дать может??? А созданный ажиотаж с использованием откровенной лжи и клеветы в феминистических группах соцсетей является на наш взгляд косвенным подтверждением этого.

После обращения отца в Следственный комитет с сообщением о преступлении в отношении его ребенка семью Тугиевых постоянно поливали грязью и клеветой в социальных сетях и некоторых региональных СМИ. Есть предположения, что к этой сетевой травле причастны как и бывшая жена и иные бывшие «родственники» Тугиева, также возможно и т.н. феминистические организации, действующие в социальных сетях России преимущественно с территории Украины. К сожалению журналисты вынуждены предполагать, что этим организациям часто помогают многие сотрудницы правоохранительных органов РФ, злоупотребляя должностными полномочиями. Вообще в этом деле журналисты впервые наблюдали такое нежелание защищать законные интересы ребенка со стороны должностных лиц.

Мы предполагаем, что такое откровенное тенденциозное вмешательство со следственными ошибками или злоупотреблений происходит из-за прямой личной заинтересованности некоторых должностных лиц, отсутствия механизмов экстренного исправления допущенных следствием ошибки или злоупотребление, нежелания виновных лиц нести ответственность за произошедшее с ребенком во время его проживания с матерью в Алтайском крае.

В связи с фактами вмешательства органов следствия в сферу гражданских правоотношений можно сослаться на один из прецедентов Европейского Суда (решения которого в силу ст. 15 Конституции РФ и заключенных Россией международных договоров являются для нашего государства обязательными) о применении ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и права на суд. В этой статье закрепляется право на справедливое разбирательство дела. Оно означает равенство средств защиты или принцип состязательности. Вмешательство государства в лице законодательной, исполнительной власти или прокуратуры в ход судопроизводства по делу о частных правах может привести к нарушению этого принципа. В гражданских правоотношениях интересы государства не должны превалировать над интересами сторон. Поэтому особая, сильная позиция государства для защиты своих интересов в гражданско — правовых делах не соответствует требованию равенства сторон и не может считаться справедливой. Это касается и поддержки государством конкретных сторон в гражданско — правовых спорах (Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1999. N 11. С. 124 — 130).
В этом же духе Конституционный Суд РФ в п. п. 6 и 7 мотивировочной части постановления от 2 февраля 1998 г. указал на недопустимость неправомерного вторжения органов исполнительной власти в сферу гражданских, жилищных, семейных и иных правоотношений, складывающихся на основе согласия сторон.

И давайте зададим логичный вопрос: как может неисполнение решения суда физическим лицом — т.е. бездействие — образовывать состав статьи 330 УК РФ «Самоуправство»?

«Обязательным признаком самоуправства является самовольность: виновный осознает, что действует без разрешения (санкции) лица (лиц), право которого данное деяние нарушает.»

Источник: http://ukodeksrf.ru

Покажите нам пожалуйста, где в отказе отца (участвовавшего во всех исполнительных мероприятиях) применять насилие к ребенку- есть эти признаки?

В области уголовного права не может быть частичного нарушения правовой нормы. Или уголовный закон нарушен (в действиях виновного имеются все признаки преступления), или не нарушен (отсутствует хотя бы один элемент состава) — третьего не дано. Поэтому уголовно-противоправным может быть признано только деяние, содержащее все элементы состава преступления. При этом действие, не содержащее хотя бы одного элемента состава преступления, разумеется, может быть и деликтным. Для уголовного права такое действие будет юридически безразличным, хотя с точки зрения других отраслей права оно может быть в то же самое время противоправным (например, с позиций гражданского права).
Никаких иных задач, в том числе задач регулирования охраняемых отношений уголовный закон не устанавливает и не решает. При таких условиях квалификация уголовной юстицией легальных гражданских правоотношений в качестве преступлений является юридическим абсурдом и вступает в противоречие с принципом законности (ст.3 УК РФ), в соответствии с которым следователь не вправе признавать преступлением деяние, находящееся за рамками Уголовного Кодекса.

Но что делать людям. в отношении которых следственные органы творят именно такое? И как назвать тех, кто творит такое? Это должностные лица или это наемные коллекторы в погонах?

Авторы этого журналистского расследования просят считать этот видеорепортаж и статью, а также иные публикации и видеорепортажи по этой истории -открытым обращением в Следственный Комитет России и Генеральную Прокуратуру Российской Федерации, а также к депутатам Федерального Собрания Российской Федерации- Государственной Думы для проверки всей изложенной в них информации.

Наши журналисты продолжают вести журналистское расследование, наблюдая за всеми происходящими событиями. Обо всем увиденном мы будем информировать аудиторию нашего СМИ в продолжении этого материала.

«Честность неотделима от свободы, как коррупция от деспотизма.» говорил когда-то А. Франс. Пусть каждый сам для себя решит, что он видит в этой истории…… Лично мы не видим в ней одного — признаков надлежащего исполнения закона многими должностными лицами…..

Автор:
Георгий Алпатов

Материал подготовили:
Константин Смоктуновский
Сергей Феникс
Полина Тодотова
Марат Каримов
Майер Ягуар
Сергей Устюжанин
и др. сотрудники ОСЖР

В материале использованы фрагменты из публикаций иных средств массовой информации, социальных сетей, сети Интернет и иных открытых источников, а также материалы предыдущих публикаций ИАГ» Судебный Репортер». В первичной публикации были допущены технические ошибки, исправленные при корректировке.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here