«Должности часто меняют нрав.»
М. Сервантес

Люди, наделенные властью, обязаны соблюдать ту грань, за которую эта власть переходить не должна.

В реальности наши журналисты очень часто наблюдают, как все происходит с точностью до наоборот: довольно часто подчиненный вынужден терпеть произвол начальства, простые граждане – испытывать несправедливость, граничащую со снобизмом и презренным отношением к «простым смертным» со стороны государственных служащих, в том числе и сотрудников правоохранительных органов.

На языке закона зачастую при наличии определенных признаков такое называется превышением должностных полномочий, за что предусмотрена ответственность по ст.286 УК РФ.

У читателя может возникнуть вопрос: вышеупомянутые должностные лица – кто они? Понятие должностного лица есть в законодательстве.

Должностными лицами в статьях уголовного кодекса РФ признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, государственных компаниях, государственных и муниципальных унитарных предприятиях, акционерных обществах, контрольный пакет акций которых принадлежит Российской Федерации, субъектам Российской Федерации или муниципальным образованиям, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

Говоря по простому : такими лицами в том числе считаются те, кто представляет власть по роду службы. В основном, принято считать представителями власти: сотрудников правоохранительных органов всех уровней и всех ведомств. К ним относятся все, кто занимает любые должности в полиции (от сержанта ППС до следователя и начальника управления, отдела и т.д.); любые должности в прокуратуре (прокурор, его заместитель, помощник, старший помощник и т.д.); любые должности в Следственном Комитете. Объем прав и обязанностей каждого представителя власти напрямую связан с контрактом, служебной инструкцией, ведомственными приказами и т.д. Обычно для каждого рода государственной деятельности существуют строгие рамки дозволенного, которые отдельный сотрудник обязан соблюдать. За превышение должностных полномочий предусмотрена уголовная ответственность (ст. 286 УК РФ) при условии, что:

1.Виновный является должностным лицом, то есть имеется определенный документ, подтверждающий исполнение им определенных служебных обязанностей (закон, инструкция, внутреннее положение и т.д.)

2. Действия виновного явно выходят за границы полномочий.

Интересно, что в судебной практике мотив, по которому было совершено такое должностное преступление, не важен для решения вопроса, есть в том или ином случае состав преступления или нет. Мотив может быть учтен при решении вопроса о наказании, но ответственность виновный понесет наравне с другими фигурантами.
Вместе с тем, понятие тяжких последствий является носящим оценочный характер и требует конкретизации с учетом фактических обстоятельств того или иного дела.
Примеры последствий подобных деяний со стороны сотрудников полиции , Следственного Комитета и иных структур мы наглядно видим в этой подборке материалов нескольких СМИ:
https://gulagu.net/profile/17/blog/4527.html
https://pasmi.ru/archive/246352/
https://sudact.ru/practice/prevyshenie-dolzhnostnyh-polnomochij/?page=6

Отметим для ясности, что при осуществлении оперативно-розыскной деятельности руководитель несет персональную (личную) ответственность за соблюдение законности при организации и проведении ОРМ (ст. 22 ФЗ об ОРД).

В этой ответственности различают два аспекта: позитивный и негативный. Позитивная ответственность выражается в понимании социальной и государственной значимости своих действий и добровольном осознанном образцовом их исполнении, а также гарантированном лично им решении задач ОРД, достижении положительных результатов в работе.

Негативная ответственность наступает в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязанностей (в том числе он отвечает за упущения подчиненных). Тогда руководитель должен быть привлечен к юридической или моральной ответственности.
Собственно само превышение должностных полномочий соответствующим субъектом — есть совокупность деяний, явным образом выходящих за пределы «функционала полномочий», в результате которых возникло существенное нарушение прав и законных интересов прочих субъектов (граждане, организации), либо нарушение интересов социума и государства, которые охраняются законом.

Вопросы этого материала в частности таковы : какими методами допустимо вести оперативно -розыскную деятельность? И как назвать тех, кто при ее ведении не видит грани между должностными обязанностями и фактическим «беспределом»?

Именно поэтому нам хочется рассказать нашим читателям об одной версии давних, но точно не потерявших актуальность событий, сообщенной обратившимися в редакцию лицами. Наше СМИ уже публиковало материал «Осужденный умереть» об истории осужденного за убийство и хранение оружия Аслане Хагундокове.

Осужденный умереть?

Приговор суда этому осужденному в настоящее время уже вступил в законную силу и осужденный отбывает назначенное ему наказание в местах лишения свободы.
Но нас, как журналистов очень заинтересовали многие странности этого дела.
При более подробном журналистском расследовании этой истории «всплыли» интересные пояснения очевидцев событий 2014 года, происходивших на территории Кабардино-Балкарской республики с участием должностных лиц правоохранительных органов Ростовской области. Обо всех этих событиях сестра осужденного –Джульета Хагундокова неоднократно обращалась в правоохранительные органы, ее заявление мы публикуем.

Полученные ее братом в те дни телесные повреждения достаточно серьезны и подтверждены врачами. И журналисты выяснили много нового при опросе очевидцев этих событий, который почему –то не был проведен ранее должностными лицами.

Мы приводим здесь фрагменты из заявления сестры осужденного Джульетты Хагундоковой на имя прокурора Кабардино-Балкарской республики (орфография и абревиатуры автора — сохранены):

» ЗАЯВЛЕНИЕ
Обращаюсь к вам,как к одному из гарантов защиты Конституционных прав граждан Кабардино-Балкарской республики, с надеждой на справедливое и объективное расмотрение моих жалоб.
21 Апреля 2014г. в г.Ростове-на-Дону было совершено убийство гр.Аржаник П.П. по данному факту СК г. Ростов-на-Дону было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.222,ч.1 ст.105 УК РФ. При расследовании данного дела следствием было установлено, что в районе места происшествия, с08 апреля 2014г. по 21 апреля 2014г. был активен телефон принадлежащий, согласно имей коду, адвокату коллеги адвокатов КБР -Жигунову Аслану Хамишевичу.
Сотрудниками правоохранительных органов Жигунов А.Х. был допрошен.Он пояснил, что действительно располагал телефоном с указанным имей кодом, однако продал его в районе зеленого рынка. Позже, он изменил показания, заявив, что продал этот телефон моему брату Хагундокову Аслану Хажсетовичу.
Данное утверждение Жигунова А.Х.явилось поводом и основанием к тому, чтобы моего брата задержали сотрудники правоохранительных органов, не законно похитив его из его собственной машины. Его незаконно удерживали ,подвергли пыткам и требовали признаться в убийстве Аржаник П.Г. Благодаря моим действиям по розыску похищенного брата, его оставили в живых. В своих показаниях мой брат Хагундоков А.Х. пояснил, что его избивали, требовали признание в убийстве, потом положили в багажник машины, привезли в какое -то место, где решали что с ним делать, но из-за моих активных поисков, которые стали известны к тому времени на территорий республики, его побоялись убивать. Я его нашла в критическом состояний, когда он не мог
двигаться, ему было трудно дышать, у него была ЗЧМТ, перелом ребер, различной степени тяжести следы побоев на теле.
Придя в себя после полученных травм, через некоторое время он уехал в Москву для
долечивание. Там он был задержан сотрудниками правоохранительных органов, вывезен в
Ростов-на-Дону, где ему было предъявлено обвинение в убийстве гр. Аржаник П.Г., по которому он был осужден как убийца, не смотря на то, что семья убитого открыто заявила, что они не верят в его причастность к убийству и считают, что его оговорили….

Однако, часть докозательств исчезла из материалов уголовного дела, а часть была просто проигнорирована при решений судьбы моего брата.»

Может быть Джульета Хагундокова лукавит в своих заявлениях в прокуратуру и рассказах журналистам? Может быть она попросту пытается выгородить своего брата?

Но как тогда журналистам относится к рассказам других очевидцев событий?

И вот как назвать деяния должностных лиц из Ростовской области, о которых журналистам рассказали жители села Аргудан в Кабардино-Балкарской республике?

На эти вопросы предстоит ответить тем должностным лицам, которым мы направим этот материал.

К слову о защитниках. Вот что можно сказать о той «чехарде» адвокатов, происходившей в этом деле со слов Джульеты Хагундоковой?

Процитируем снова еще один фрагмент из того же ее заявления прокурору Кабардино-Балкарской республики (орфография и абревиатуры автора — сохранены):

«….

Многочисленные злоупотребление должностных лиц, ответственных за введение следствие, а также адвокатов, которые не осуществляли надлежащим образом защиту- привели к тому, что мой брат отбывает наказание за преступление которого не совершал. По факту многочисленных нарушений допущенных адвокатами, следственными работниками, я обращалась с многочисленными жалобами, при том, что указанные нарушения были допущены не только в городе Ростов-на-Дону, где расследовали дело по убийству и незаконно осудили моего брата. Целый ряд нарушений и злоупотреблений был допущен и при расследовании дела по моему заявлению, по факту похищения и избиения моего брата на территории КБР.
Еще 18.07.16 мной было подано развернутое заявление в прокуратуру КБР. В этом заявлении мною, в том числе, ставился вопрос и об истребовании биллингов телефонов с абонентскими номерами Хагундокова Аслана для установления места и времени его похищения, а также возможного круга лиц, причастных к его похищению, либо являющихся свидетелями донного факта. Я также располагала сведениями, которые требовала проверить, относительно того, что машина его похитившая, в которой он находился в плоть до момента его освобождения, длительное время находилась на территории Следственного Комитета Урванского р-на. Кроме того, я требовала установить где находился сам адвокат Жигунов А.Х. в момент убийства.
Поскольку именно его телефон по данным следствия был зафиксирован в районе места
происшествия, выяснить располагал ли он еще каким нибудь телефонными и где этот телефон фиксировался в момент убийства, а также требовала, чтобы было выяснено алиби самого Жигунова А.Х, поскольку именно с его слов попал под подозрения мой брат и в последствии был осужден, за преступление совершенное иным лицом.
Никакого продуктивного реагирования, в соответствии с законом, в том числе и на это мое заявление не последовало. После него была масса других, участь которых та же самая. Также, я обращалась с жалобами в СК по Урванскому району и требовала, проверить подлинность подписей в протоколах допросов свидетелей Галачиевой З, Киштикова и Сохрокова. Я располагаю заключением эксперта о том, что подпись Галачиевой подделана. Следовательно надлежало провести свою экспертизу для проверки моих доводов, однако экспертизе не была проведена, по причине того, что опрошенная Галачиева не отрицала свою подпись. Т.е. следствие не желая работать, ограничилось опросом и приняв на веру утверждение о подлинности подписи не стало ее проверять.
Кроме того, я также обращалась по факту подделки подписи моего брата в протоколе допроса. Адвокат Дзамихов расписался вместо моего брата, с подражанием его подписи, выдав ее за подлинную. не смотря на то, что заключением эксперта было установлено, что подпись моего брата выполнена не им самим, а другим лицом, по данному факту не принято никакого процессуального решения и лица виновные в подделке не понесли наказания. Ситуация сложилась катастрофическая, поскольку в деле по похищению , имеется 3 его допроса, в одном из которых подпись не его, а 2 других оформлены как отказ от подписи, в то время как моего брата вообще не допрашивали в виду того, что он отказывался давать показания без адвоката.
Считаю, что следствием допущено не надлежащее расследование преступления в отношении моего брата, не законно была изменена квалификация преступления и из более тяжкого его переквалифицировали в менее тяжкое, что не только нарушает нарушает принцип законности справедливости, но и еще дает возможность следствию прекратить расследование за сроками давности, а лицам виновным в преступлении уйти от ответственности…..»

Как оценить рассказанное журналистам очевидцами этих событий? Как могло быть вынесено обоснованное и объективное решение судом при таком поведении некоторых «защитников»?

На фоне всего увиденного вселяют надежду планируемые Минюстом РФ реформы .
Не так давно министерство юстиции России обнародовало проект поправок в УПК, которые лишают следователей возможности приглашать в дело удобных адвокатов. Когда возникает необходимость вызвать адвоката по назначению (то есть предоставляемого человеку государством), следователь будет обязан работать с тем, кого пришлет адвокатская палата. Иначе полученные доказательства будут признаны незаконными.

«…..Помимо прочего в УПК планируется закрепить норму, что назначение защитника осуществляется с помощью автоматизированной информационной системы, исключающей влияние любых заинтересованных лиц на распределение поручений между адвокатами. Кого выберет программа, тот и придет.

Специализированные компьютерные программы для распределения поручений уже успешно используются адвокатурой в семи регионах. Еще в девяти регионах распределение осуществляется сотрудниками Сall-центров. Как сообщают разработчики проекта, Федеральная палата адвокатов заканчивает работы по созданию единой программы АС «АдвокатураПлюс», которая позволит осуществлять автоматическое распределение поручений по назначению между защитниками как с использованием Call-центра, так и полностью в автоматическом режиме.

После апробации системы на площадках ряда адвокатских палат в регионах программа будет скорректирована. Одновременно с этим, как рассказывают авторы проекта, «будут скорректированы соответствующие положения в целях использования автоматизированной информационной системы в качестве единственного способа назначения адвокатов (исключение предусмотрено только для отдаленных и труднодоступных районов страны)».

Также Минюст предлагает внести в УПК норму, по которой показания подозреваемого, обвиняемого, данные следствию с участием защитника, назначенного с нарушением требований, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, являются недопустимыми доказательствами. Проще говоря: надавить на человека при молчаливом присутствии удобного (или, как еще говорят, карманного) адвоката будет бессмысленно. В суде обвиняемый сможет отказаться от показаний, и судья будет обязан отбросить прежние протоколы. Силу будут иметь только показания, данные в присутствии правильно назначенного адвоката. Сегодня же в таких ситуациях суд часто оставляет в силе старые показания, мол, им можно верить, а сейчас человек пытается вывернуться.

….»
https://rg.ru/2018/10/17/sledovateliam-zapretiat-priglashat-v-delo-udobnyh-advokatov.html

Планируемое Минюстом нам кажется разумным. Но это все возможно в будущем. А пока… Пока наш видеорепортаж показывает ту версию событий, о которой нам поведали очевидцы.

Конечно слова родственников осужденного и иных лиц могут быть предвзятыми да и просто ложными. Верить безоговорочно им мы не собираемся, но обратится в правоохранительные органы с требование проверки сообщенной информации мы, как журналисты- считаем необходимым.

Если очевидцы говорят правду- то разве можно оставаться равнодушными к подобным деяниям должностных лиц??? А если очевидцы лгут- то разве это не необходимо также доказать?
Все услышанное и показанное в этом видеорепортаже нашими журналистами- является версией событий, известной журналистам лишь со слов очевидцев. У журналистов нет возможности проверить рассказанное им респондентами и иными интервьюируемыми лицами и именно поэтому мы открыто обращаемся этой публикацией- статьей и видеорепортажем в правоохранительные органы с требованием надлежащей проверки всей изложенной в ней информации.

Всю сообщенную журналистам информацию республики о противоправных деяниях в Урванском районе Кабардино- Балкарской Республики со стороны должностных лиц из Ростовской области и очевидцы событий, и родственники пострадавшего при тех событиях Аслана Хагундокова и его адвокаты излагали ранее в своих обращениях в правоохранительные органы Кабардино-Балкарской республики. Но почему эти люди считают, что надлежащей проверки проведено просто не было?

Мы публикуем ответ прокуратуры на обращение.

Вопрос: почему эти обстоятельства не были учтено судом в Ростове -на-Дону? Ведь разве сама по себе подобная ситуация при ведении следствия с аналогичным поведением должностных лиц не говорит о признаках должностных преступлений?

Кто бы что не говорил про нашу систему судопроизводства – но эта, показанная в видеорепортаже ситуация- не стандартная, и как с любым противоправным деянием — с подобным описанному очевидцами в рассказах журналистам — можно и нужно бороться в рамках правового поля.

Риторический вопрос . Если вину человека следствие доказывало такими методами, то чего стоят такие «доказательства»? И куда делись из предоставленного следствием в Железнодорожный суд Ростова-на-Дону уголовного дела иные материалы? Была ли хоть как-то проверена следствием и судом версия о возможном оговоре Хагундокова владельцем телефона? Или в методах следствия допустим принцип: брат за брата???

Пока мы можем говорить лишь о версии событий, поскольку у журналистов отсутствует доступ к материалам проверки этих событий в КБР правоохранительными органами.

Именно поэтому мы подчеркиваем, что журналистам в настоящее время достоверно неизвестно, насколько соответствует действительности сообщенная очевидцами событий журналистам информация о подобных «методах ведения следствия» сотрудниками правоохранительных органов Ростовской области. Но журналисты требуют надлежаще проверить все обстоятельства произошедших на территории Кабардино-Балкарской республики событий, передавая в правоохранительные органы открытое обращение в видеорепортаже всех опрошенных журналистами лиц по всей изложенной ими информации.

Наши журналисты продолжают наблюдать за событиями и вести журналистское расследование. И в скором времени выйдет новый материал о событиях этой очень непростой истории.

Авторы материала просят считать этот видеорепортаж и статью о журналистском расследовании – открытым обращением в Следственный Комитет России, в Генеральную Прокуратуру РФ, в Верховный Суд РФ, по всей изложенной в них информации, как основание для проведения предварительного расследования по вновь открывшимся обстоятельствам.

По мнению редакции, при указанных событиях недобросовестными должностными лицами правоохранительных органов Ростовской области были проигнорированы положения норм основного Закона страны — Конституции Российской Федерации, а именно ч. 3 ст. 49 и ч. 2 ст. 50, согласно которым неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого; при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. В связи с вышеуказанным редакция СМИ этой публикацией обращается в компетентные органы для восстановления нарушенного права пострадавших лиц.

«Чины людьми даются. А люди могут обмануться.» говорил когда-то честно служивший своей Родине Александр Сергеевич Грибоедов. Если бы он был бы неправ- то должностных преступлений просто не было бы.

А Ежи Лещинский мудро подметил: «Все люди — братья, но не все братья — люди.» И по нашему оценочному мнению- он также прав, иначе просто не существовало бы ссор и споров в судах между родственниками.

Риторический вопрос : разве можно не учитывать всех возможных факторов и вероятных аспектов, когда речь идет о судьбе любого человека?

Автор материала: Георгий Алпатов

Материал подготовили:
Сергей Феникс
Сергей Устюжанин
Станислав Круглов
Лиана Кошерокова
Диана Волкова
Алена Вотинцева
Майер Ягуар
Элина Корсак
Лана Румянцова

и другие сотрудники ОСЖР.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here