Сегодня мы хотим рассказать Вам о проведенном нами очередном журналистском расследовании, поводом к проведению которого послужило обращение бывшего руководителя среднего звена Судостроительного Банка, на момент отзыва лицензии в 2015-м году занимавшую должность директора департамента кредитования, в чьи обязанности входило формирование кредитного досье, анализ финансового состояния и составление профессионального суждения на основании поступивших в Банк документов, и доведение его до кредитного комитета банка, а в случае принятия решения руководством банка о выдаче кредита, оформление кредитных договоров и контроль за исполнением обязательств по погашению кредита и уплате процентов.

Здесь надо заметить, что Ирина, так зовут обратившуюся к нам женщину, не принимала решений о выдаче или об отказе в выдаче кредитов, эти решения принимало руководство Банка, которое являлось также собственником Банка.

Вся ее работа, если кратко, сводилась к тому, чтобы кредитное досье по Заемщику соответствовало предъявляемым требованиям Банка России и внутренним нормативным документам банка. Исходя из должностного функционала права подписания договоров и платежных документов она не имела, как не имела права распоряжаться денежными средствами и давать какие-либо указание на совершение операций.
То есть несмотря на громкое название занимаемой должности Ирина была менеджером среднего звена и выполняла свои обязанности в соответствии с должностной инструкцией, за свою работу получала обычную зарплату, других доходов она не имела, как не имела и нареканий за добросовестно выполняемые должностные обязанности.
После отзыва у банка лицензии, как рассказала нам Ирина, следственным департаментом МВД РФ по факту хищения многомиллиардных денежных средств, принадлежавших Судостроительному банку, было возбуждено уголовное дело.

Следствие долгие годы шло своим чередом, пару раз Ирину вызывали на допросы в качестве свидетеля, где поили чаем, вели задушевные разговоры на тему банковской системы, и ее работы в Судостроительном банке, задавали вопросы о ее руководстве.

За время следствия Ирина успела выйти на пенсию, продолжив работу уже в другом банке. Ей казалось, что к ней, как к лицу, которое не принимало управленческих решений в банке, а являлась рядовым работником каких-либо претензий со стороны следствия предъявлено быть не может.

Увы, но она ошибалась. В один не очень солнечный день Ирину пригласили к следователю, где неожиданно для нее, ее допросили в качестве подозреваемой, и ей было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК РФ, из которого она узнала, что именно она по мнению следствия в соучастии с группой лиц, в которую вошли председатель правления банка, его два заместителя, и руководитель группы корпоративного кредитования банка, похитила денежные средства Коммерческого банка «Судостроительный банк» в размере 10 млрд. рублей путем оформления кредитов «техническим заемщикам».
Предположив, что следствие ошибается, Ирина попыталась оправдаться, подробно рассказав следователю, что она не имела права подписания договоров и платежных документов, что она не принимала решений о выдаче кредитов, а подготовленные уже после выдачи кредитов документы, помещенные в кредитное досье, никоим образом не влияли на выдачу кредитов, так как решения по выдаче кредитов «техническим заемщикам» принималось руководством банка заранее и без учета ее мнения.

Более того, Ирина обратила внимание следователя на то, что портфель «технических заемщиков» существовал в Банке с момента его образования, в том числе и до ее приема на работу в указанный Банк, и неуклонно рос в течение всего периода его деятельности. Оформление же и сопровождение этих «технических кредитов» осуществлялось Банком в рамках существующей практики кредитования юридических лиц и ничем не отличалось от процедуры кредитования реальных (рыночных) заемщиков.

В итоге расследование было закончено, возражения Ирины, и ее просьбы о проведении ряда следственных действий направленных на подтверждение ее невиновности — проигнорированы, а дело в отношении нее сшито нитками и направлено в суд.

Со слов Ирины также следует, что следствие отказалось истребовать выписки по счетам контрагентов заемщиков несмотря на то, что она указывала следователю на погашение какой именно задолженности направлялся тот или иной кредит.

Кроме того, следствие отказалось принять во внимание и то обстоятельство, что денежные средства КБ «Судостроительный банк», выданные «техническим заемщикам», оставались в самом банке, что указывает на отсутствие такого обязательного признака хищения как безвозмездность, а сам факт перекредитовки (выдачи кредитов одним заемщикам на погашение кредитов другим заемщикам) помимо слов Ирины, подтверждается и выводами Центрального банка, изложенными в Акте проверки, которая была проведена незадолго до отзыва лицензии у Банка (Акт проверки №А1К-И25-11-12/2126ДСП).

В свою очередь адвокат Ирины – Алексей Юдин, отрицая виновность Ирины обратил наше внимание, на то, что следователем проводившем расследование выдачи «безвозвратных кредитов», на фоне бездействия представителя потерпевшего в лице Агентства по страхованию вкладов, оставлены без рассмотрения реальные факты хищения активов Коммерческого банка «Судостроительный банк».

Проверяя доводы Ирины, мы обратили внимание, на то, что из представленных Ириной документов следует, что, согласно заявления Агентства (исх. № 20-08 исх. — 92586 от 18.04.2018) в Арбитражный суд города Москвы, имеющегося в материалах уголовного дела, в период, предшествующий отзыву лицензии у Банка (с 06.02.2015 по 13.02.2015), были оформлены сделки по отчуждению в пользу третьих лиц кредитов на общую сумму 3 208 741 647, 12 руб. путем заключения с третьими лицами договоров уступки права требования по Кредитным договорам.

Вместе с тем, заемщиками по отчуждаемым активам (кредитным договорам) были компании ООО «Портал», ЗАО «АВГУСТ», ООО «Амистад», ЗАО «Группа Эксперт», ведущие хозяйственную деятельность, обладающие значительным размером активов, получающие прибыль по основной деятельности, уплачивающие сопоставимые с масштабами деятельности обязательные налоговые платежи, способные своевременно исполнять обязательства перед Банком.

В обеспечение исполнения обязательств перед Банком компаниями ООО «Портал», ЗАО «АВГУСТ» и ООО «Амистад» было предоставлено в залог недвижимое имущество, рыночной стоимостью, превосходящей сумму кредитных обязательств. Компанией ЗАО «Группа Эксперт» в залог Банку предоставлены акции и поручительство материнской компании ЗАО «Медиахолдинг Эксперт».

При этом заемщики ООО «Портал» и ЗАО «АВГУСТ» были подконтрольны руководителям Банка.

Кроме того 13.02.15 путем заключения с третьим лицом договора купли-продажи Банк реализовал все принадлежащие ему (100%) паи ЗПИФн «МАРТ РИЭЛТИ» балансовой стоимостью 3 150 348 284,50 руб., в состав которого входили 14 объектов недвижимости, рыночная стоимость которых оценивалась более чем в 3 млрд. руб., в том числе здание, в котором располагался головной офис Банка (ул. Садовническая д.5).

Таким образом, в результате указанных действий ликвидное имущество Банка на общую сумму 6 359 089 931,62 руб. (паи ЗПИФн «МАРТ РИЭЛТИ» и права требования по кредитным договорам к заемщикам, имеющим возможность погасить задолженность, в том числе за счет реализации имущества, находящегося в залоге) было безвозмездно отчуждено в пользу третьих лиц, не ведущих хозяйственной деятельности («техническим компаниям»). При этом в качестве оплаты по сделкам банку были предоставлены не существующие векселя.

Третьими лицами по сделкам отчуждения ликвидных активов были компании, не ведущие реальной хозяйственной деятельности, а именно: ООО «ФАКТОРСТУДИО», ООО «Аквенга» и ООО «Сай-Гон».

Несмотря на очевидность данных преступлений, акцентирует внимание Ирина, отсутствие сложности в их расследовании, наличие реальной возможности наложения ареста на похищенные ликвидные активы, следователь никаких следственных действий по ним не проводил. Все, что сделал следователь, так это арестовал дачный домик еще одного клерка – бывшего руководителя группы корпоративного кредитования банка (также как и Ирина, не принимавшего каких либо решений о выдаче кредитов), цена которому копейка, в сравнении с суммами, которые вменяются им в вину, и стоимость которого никогда не покроет ущерб, причиненный банку.

У Ирины следователь арестовывать ничего не стал, но уже по другой причине. За время работы в банке Ирина не приобрела никаких активов, у нее нет ни денег, ни сбережений… Ничего, кроме честного имени, детей и престарелой мамы, с которыми они проживают с 1985 в обычной квартире в Москве, будучи по мнению следователя- миллиардерами.

Еще Ирина, рассказала нам, что ее дед во время войны, был удостоен боевых наград, он погиб на подступах к Берлину, ее мама и ее брат росли в детдоме, второй ее дед был репрессирован в 1939 году, прошел лагеря, выжил, и был реабилитирован, его семья не пережила этого страшного времени, их расстреляли по огульному обвинению. Но никто не роптал, и не жаловался, было больно, было трудно, но жили, потому что была надежда, и вера в справедливость, этому же они учили и их. Сейчас у Ирины этой веры нет, она больше не верит в справедливость, потому что куда бы она не обращалась ее не слышат, и видимо ее просто решили сделать крайней.

Ирина честно говорит, что у нее отпускаются руки и она не знает, как ей жить дальше и что ей делать? И на кого надеяться? И как ей объяснить своей дочери, только-только закончившей школу, что ее маму, учившую ее быть честной, должны посадить в тюрьму — незаконно, необоснованно, вопреки фактам, просто потому, что они живут здесь и сейчас. Просто потому, что на дворе, несмотря на календарь, все тот же разгул беззакония, и час наживы. Она говорит, что ей страшно. Не за себя, за дочь.

В настоящее время, как стало известно редакции, уголовное дело, поступившее в суд, возвращено следователю для проведения дополнительного расследования, суд посчитал, что по делу допущены существенные процессуальные нарушения.

Точку в этом деле ставить не нам, мы всего лишь высказали свое мнение и рассказали читателям о том, что мы узнали в ходе проведенного нами журналистского расследования. 

Мы продолжим следить за судьбой Ирины, и ее деле, и обязательно сообщим Вам об итогах его рассмотрения.

Авторы материала просят считать статью о журналистском расследовании – открытым обращением в административные и правоохранительные органы, в том числе в Центробанк РФ, в МВД РФ, в Генеральную Прокуратуру РФ по всей изложенной в материале информации.  

  По мнению редакции, при расследовании этого дела были проигнорированы положения норм основного Закона страны - Конституции Российской Федерации, а именно ч. 1 ст. 19, согласно которой все равны перед законом и судом. В связи с чем редакция СМИ этой публикацией обращается в компетентные органы для восстановления нарушенного права обвиняемого.  

Авторы: Сергей Устюжанин и Андрей Бугаев  

Материал подготовили:
Алена Вотинцева
Лана Румянцова и другие сотрудники ОСЖР.  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here